ПРОМФРОНТ
Неоиндустриализация
по-менделеевски
Александр Хачатуров о Стратегии развития РХТУ им.Д.И.Менделеева
Александр Хачатуров
РХТУ им. Д.И.Менделеева
Доктор экономических наук, кандидат химических наук, профессор, Директор Института экономики и менеджмента Российского химико-технологического университета имени Д. И. Менделеева
Неоиндустриализация по-менделеевски
СЛИЯНИЕ ВУЗОВ
— Процедура объединения РХТУ и МИСИС остановлена?
— Министр образования и науки Ольга Юрьевна Васильева объявила о приостановлении слияния вузов. Мы всецело поддерживаем это решение. Надо напомнить, что химико-технологическое образование имеет специфику, и то, что было создано в 30-е годы прошлого века в Советском Союзе, что прошло глубокую апробацию и доказало свою эффективность, должно учитываться. Сегодня мы говорим о том, что новая индустриализация, переход на шестой технологический уровень на основе химизации – приоритетное направление развития промышленности Российской Федерации, и такая отраслевая направленность нашего развития очень необходима.
— Чем дышит Менделеевский университет после пережитых волнений?
— Судьба нашего вуза, к сожалению, печальна. Последние полтора-два года Менделеевка практически не развивается. Университет затормозился в своем развитии, это мое оценочное суждение. Но мне кажется, что вуз не может жить без того, чтобы каждый член коллектива понимал, какие высокие цели перед нами стоят, и сам не пытался сознательно их достигать. Мы уже полтора года назад предложили Концепцию стратегии развития Менделеевского университета. К сожалению, у нас в вузе она не была выслушана и никаких серьезных шагов не предпринято. Мы все время надеемся, что нам кто-то поможет. Я считаю, что помочь себе можем только мы сами. Не нужно постоянно ждать, что кто-то подарит нам деньги, деньги надо научиться зарабатывать. Для этого все условия в Менделеевском университете существуют. Кропотливо трудясь на стыке академической науки и высоких производственных технологий, этот крупный исследовательско-технологический и учебный центр пока ещё обеспечивает ежегодный рост отечественного химического производства, успехи атомной энергетики, возможность космических полётов и боеспособность российской армии, включая силы ядерного сдерживания. Коллектив учёных, инженеров и студентов опирается на десятилетиями формировавшуюся научную школу, совмещение в фундаментальных исследованиях с инженерными технологиями в учёбе и исследовательской работе.

За 118 лет вуз подготовил более 100 000 первоклассных химиков, инженеров-технологов. РХТУ вошёл в список 150 лучших университетов стран БРИКС, в «пятёрку» лучших технических учебных заведений Москвы, Подмосковья, в целом России и стран, бывших СССР. Более полусотни академиков и членов-корреспондентов Академии наук – менделеевцы. Академики Н. Н. Ворожцов, Н. М. Жаворонков, В. В. Коршак, Б. П. Жуков, В. А. Коптюг, В. А. Легасов, В. В. Кафаров, выдающиеся инженеры-технологи Н. Ф. Юшкевич, В. Н. Юнг, Г. С. Петров, А. С. Бакаев, руководители высшего образования и науки СССР С.В. Кафтанов и Г. А. Ягодин составили славу Отечества. И. Л. Лейтес в 2007 году стал Нобелевским лауреатом.

Вклад РХТУ им. Менделеева в обеспечение энергетической и военной безопасности страны по-прежнему велик. Более полувека специалисты-менделеевцы трудятся на острие новейших направлений ядерной промышленности. Сотрудники и выпускники университета занимаются исследованиями и практическим применением сложнейших природных явлений: химии высоких энергий, разделением изотопов, получением и техническим использованием редких рассеянных химических элементов.

Сейчас выпускники РХТУ есть практически во всех учреждениях Росатома. Ученики П. А. Загорца готовят специалистов в области радиационной химии и радиохимии, а также химии высоких энергий. Ученики А. С. Бакаева и Б. С. Светлова обеспечивают подготовку кадров в области химии и технологии энергонасыщенных материалов, безопасности технологических процессов и производств в химической и нефтехимической промышленности. Пороха, твёрдые ракетные топлива, взрывчатые вещества, пиротехнические составы, реагирующие с водой твёрдотопливные композиции - это материальная основа для пусков межконтинентальных баллистических ракет и систем управления полётом космических аппаратов, масштабной добычи полезных ископаемых, строительства крупных зданий и гидроэлектростанций.

Инженеры и учёные «Менделеевки» работали и работают на острие научно-технического прогресса. На основе метода гидрометаллургической переработки руд Б. Н. Ласкорина создана урановая промышленность СССР. Создатель первого радиохимического завода ПО «Маяк» Б. В. Громов, последний президент РХТУ академик П. Д. Саркисов, их последователи Б.Ф. и Н. Ф. Мясоедовы, А. М. Чекмарёв, Л. Н. Растунов, Э. Г. Раков, О. А. Синегрибова, М. Б. Розенкевич, А. В. Очкин, Э. П. Магомедбеков завоевали и сохранили место РХТУ в мировой инженерной и научной элите.

В настоящее время Российский химико-технологический университет имени Д. И. Менделеева – единственный в стране – ведёт подготовку бакалавров по всем 14 профилям подготовки в сфере химической технологии, существующим в Российской Федерации. Кроме того, в университете ведётся подготовка по 4 (из 4 возможных) профилям, связанным с энерго- и ресурсосбережением. Кроме того, продолжается подготовка инженеров по специальностям «Химическая технология материалов современной энергетики» (для ядерно-химического комплекса) и «Химическая технология энергонасыщенных материалов и изделий» (для оборонно-промышленного комплекса). Ежегодно РХТУ набирает более 900 абитуриентов программ бакалавриата и около 350 – по программам магистратуры в области химической технологии, техносферной безопасности, биотехнологии, энерго- и ресурсосберегающих процессов.

Я за сохранение коллектива нашей Менделеевки. Считаю, что необходимо создать условия для нормальной творческой работы. Нам нужно сохранить все кафедры и факультеты, которые существуют в нашем университете, они имеют уникальные научно-педагогические школы, выдающийся профессорско-преподавательский состав, который способен вывести на новый уровень химическую науку и химическую промышленность России. Нам так же необходимо сохранить существующую материально-техническую базу РХТУ, и принять все меры для ее дальнейшего развития.
РАЗВИТИЕ
— Вы считаете, Менделеевский университет сможет существовать без государственной поддержки?
— Я не говорю, что мы сможем жить без государственной поддержки, конечно нет, образование - это важнейшая государственная задача. Но, тем не менее, надо научиться что-то делать самим. Университет должен взаимодействовать с химической промышленностью, с предприятиями, с серьёзными компаниями, с банками, с теми, кто занимается инвестициями. Мы предполагаем создать некую площадку, где Менделеевский университет стал бы центром инновационного развития. Наши учёные (и технологи, и экономисты) готовы разрабатывать инновационные и инвестиционные проекты. Мы всё это делать умеем. И, более того, я надеюсь, что сюда, в Менделеевку, можно будет привлечь специалистов очень высокого уровня. Тем более, очень важно то, что мы находимся практически в центре Москвы, здесь исторические намоленные места, здесь создавалась химическая промышленность и Советского Союза, и Российской Федерации.
— Как химическая промышленность может помочь в решении глобальных проблем – экологической, демографической, экономической, продовольственной?
— Человеческая цивилизация – это, прежде всего, преобразование вещества. Человек - единственное существо из живущих на Земле, которое преобразует, в широком смысле этого слова, вещество вне своего организма. Человеческая цивилизация началась в тот момент, когда мы стали использовать металлы, керамику, разного рода смолы, перегонки и так далее. Когда мы начали преобразовывать вещество. Конечно, мы допреобразовывались. Конечно, в том, что мы совершили с собственной планетой много заслуги химиков. Мы изменили ландшафты, мы изменили состав вод, почв, очень много так называемого парникового газа попало в атмосферу. Но с другой стороны, мы обеспечили то, что сегодня матушка–Земля прокармливает и даёт жизнь 7,4 млрд. человек. Это новые технологии в сельском хозяйстве, пищевой промышленности, медицине, новые материалы, новые способы получения энергии.
«Нельзя забывать зеленую химию, конвергентные технологии, потому что если химия в какой - то степени испортила планету, то попытаться вернуть её в первоначальное состояние могут тоже химики».
Александр Хачатуров
— Какова, на ваш взгляд, роль химии и Менделеевского университета в сегодняшней новой индустриализации?
— Наша задача, задача химической технологии и основанной на ней новой индустриализации - войти в шестой технологический уклад, А потом и в седьмой, чтобы изменить ситуацию на Земле.

В основе этого лежат новые инновационные химические технологии: это новые материалы, новые вещества, новые способы получения и преобразования энергии, это, конечно же, зеленая химия. Как говорил Президент РФ на семидесятой Генеральной Ассамблее ООН – создание природоподобных технологий.

И мне кажется, чтобы такую амбициозную задачу решить, нужен центр, объединяющий не только образование и науку, но и обеспечивающий трансферт технологий. Центр, где студенты проходят обучение, занимаются наукой и на примере старших товарищей учатся внедрять свои достижения в конкретную химическую промышленность. Наша отрасль очень инновационная и очень востребована.

В советской инженерной модели была отраслевая наука, где, собственно говоря, и зарождались новые технологии. Сейчас таких отраслевых институтов практически нет, и, мне кажется, что их место вполне могли бы занять вузы, в которых пока еще есть и кадры, и бесценный опыт работы, и необходимая материально-техническая база.
СОВЕТСКОЕ ИНЖЕНЕРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
— В вашей Концепции развития университета поставлена задача добиться уровня образования, превосходящего европейский? Как вы собираетесь этого достичь?
— Я думаю, что нужно вернуться к той идее, которая была заложена в советском инженерном образовании. Я по личному опыту это знаю, я все-таки закончил советский вуз. Потом у меня был некий научный опыт, производственный опыт и в то же время я стажировался за рубежом нашей страны. И вы знаете, я чувствовал себя великолепно как специалист, потому что нас в университете очень хорошо учили. Я прошёл, как и все, эти длительные производственные практики, когда мы работали на заводах, в НИИ, мы, студенты, знали, как устроено производство, цеха, как работают в КБ, НИИ.

Мне повезло, я работал и на заводах, и в отраслевых институтах. Когда я закончил родную Менделеевку, то полностью был готов к практической самостоятельной деятельности и, как и многие мои товарищи, представлял большой интерес как специалист и для промышленности, и для науки. У нас было много предложений о работе. Но самым почётным – работать в вузе. Это была вершина карьеры, потому что ты оставался в научной школе, педагогическом ядре.

Эта интеграция, что в свое время была задумана еще в советской науке, – интеграция вузовской науки, отраслевой науки, работа с КБ, НИИ, работа с промышленностью была в основе всего.

Сейчас необходимо к этой интеграции вернуться. У нас есть программа, которую можно реализовать, и тогда, действительно, наши выпускники будут не хуже, а уверен, много лучше, чем выпускники западно-европейских и американских вузов. Почему всегда была такая охота за российскими мозгами? Потому, что система образования была великолепна.
— Необходима прежняя фундаментальность в образовании?
— Фундаментальность, да. Когда я общался со своими коллегами из-за рубежа, то я чувствовал себя гораздо более широко образованным человеком, чем мои коллеги. Это было нашим ноу-хау. Нашим конкурентным преимуществом. Да, действительно, у нас отсутствовала рыночная экономика, и это во многом тормозило наше развитие, но система образования была вполне востребованной и конкурентной на мировом уровне. К сожалению, мы потеряли много выдающихся подготовленных людей, которых переманили лучшими для научной деятельности условиями. Сейчас этих ученых можно было бы пригласить вернуться к нам, например, в наш Менделеевский университет, с их новым опытом, с их новыми знаниями. Они могли бы обогатить и российскую науку, и российское образование и промышленность. Почему нет?
РУССКИЙ ЯЗЫК
— Чудесная картина представляется - вернулись со всего мира российские ученые и читают лекции в родном Менделеевском университете…
— Я вообще считаю, что в России надо учить на русском языке. Не нужно учить в России на английском языке. Потому что мы – великая страна, у нас великая культура и замечательный язык. Почему студенты должны приезжать сюда и учиться на английском? Когда человек приезжает учиться в Англию, или Францию, или Германию, он учится на языке той страны, в которую приехал учиться. Наши выпускники – это друзья нашей страны, наши партнёры.
— Вы хотите заставить иностранных студентов выучить русский язык?
— Да они сами захотят! Мы разговаривали с ребятами из других стран, они с удовольствием приедут сюда изучать российскую культуру и русский язык, чтобы потом выстраивать деловые отношения для работы здесь, работы с российскими компаниями, с российскими учёными. В Менделеевке в советские времена училось очень много иностранных студентов из Европы, Азии, Америки, Африки. И все они великолепно говорили по-русски. Этот опыт ни в коем случае нельзя забывать. Вот тогда мы впишемся в систему мирового образования как равноправный и серьёзный партнёр.
Made on
Tilda