ПРОМФРОНТ
Растерянный человек и новые индустрии
Беседа главного редактора prom-front.ru Григория Шугаева с Председателем Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрием Васильевичем Крупновым о главных промышленных темах Московского экономического форума.
Юрий Крупнов
Председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
Григорий Шугаев
ПРОМФРОНТ
— Название одной из пленарных сессий МЭФ-2017: «Растерянный человек между отчаянием и надеждой: мировая ситуация и российская специфика». Скажу честно: я человек растерянный. Это было понято? «Человек растерянный», на мой взгляд, плохо вписывается в образ активного участника экономических отношений? Так ли это?
— Сегодня не растерянными являются либо люди недалёкие, либо имеющие свою стратегическую программу планетарного масштаба действия.

И это определяется тем, что прежний миропорядок приказал долго жить, об этом, к слову, чётко заявили ведущие политики мира после присяги Трампа. И абсолютно разрушены все источники силы и рычаги мировой экономики.

У нас же в России это накладывается на четвертьвековую направленную деиндустриализацию и применение исключительно живодёрской и абсолютно неперспективной неолиберальной модели экономики. Напомню, что ещё лет пять назад слово «промышленность» и «промышленная политика» были ругательскими, сразу же приписывались якобы маргиналам. Только с принятием в 2014 году ФЗ «О промышленной политики» ситуация чуть выровнялась. Но убитую великую советскую индустриально-хозяйственную систему уже разобрали на трофеи и разгромили.

Вместе с тем, и в мире привычные источники роста экономики больше не работают.

Признаками мирового кризиса является замедление и спад глобального экономического роста, определяемые как «новая нормальность» (New Normal Билла Гросса и Мухаммеда Эль-Эриана), проблема околонулевых и отрицательных ставок центральных и коммерческих банков. Показательно, что растут заявления ведущих экспертов о возвращении Великой Рецессии, о макроэкономическом тупике (заторе) по всему миру (нобелевский лауреат Пол Кругман) и нарастающей популярности предсказаний бывшего министра финансов США Л. Саммерса о «вековой стагнации» (secular stagnation) вплоть до заявления Жака Аттали о «надвигающейся великой экономической катастрофе».

И МЭФ представил не только недавно разработанные и оригинальные Принципы стратегии экономического развития России до 2025 года, но и задал как раз ключевую повестку 5-го Форума как «Поворот мировой истории. Новая стратегия России».

Это повестка как раз не для растерянных людей.

— О чем говорили на первом пленарном заседании? Договорились, как сделать из «рассеянного человека» «не рассеянного»? Простите за каламбур, пожалуйста! Какие, на ваш взгляд, прозвучали в этом смысле здравые идеи на этом пленарном заседании? Что вселило в Вас оптимизм?
— Оптимизм вселяет то, что поистине космический масштаб мирового кризиса осознают очень многие. И в качестве базы своих предложений выдвигают абсолютный приоритет новой индустриализации страны и мира.

И постоянно звучало, что, как ни парадоксально, именно у России сегодня имеется уникальный шанс выступить в глазах мирового сообщества спасителем всей глобальной экономики и экономики ведущих стран государств мира. Но для этого необходима принципиально другая экономика – проектная экономика развития.

В рамках такой проектной экономики развития Россия, если сумеет изменить свой курс, может предложить ведущим государствам мира не соглашаться с признанием стагнации и околонулевого роста как «новой нормальности», а выходить в регулировании экономик за пределы традиционной фискальной политики в сферу проектной экономики. проектного формирования новых национальных и планетарных индустрий как самых высокодоходных активов, в сферу проектной продуктивности.

Россия могла бы приступить к организации новых источников роста и собственной, и мировой экономики на ближайшие десять лет в виде кластера новых глобальных индустрий, способных опираться на неизбежный совокупный спрос мирового населения в ближайшие 15 - 20 лет.
В данный кластер новых индустрий могли бы входить:
Новые индустрии
Новые индустрии, обеспечивающие базовые потребности населения и хозяйства (например, целлюлоза, биокомпозиты и текстили на основе отечественных натуральных волокон льна и др., питьевая вода, молоко, малая массовая авиация, лазерные индустрии, машиностроение, индустрия хладотранспорта, дорог с цементно-бетонным покрытием, малое авиастроение, индустрия экранопланов, индустрия оздоровительно-банных комплексов, индустрия реабилитации и др.) и составляющие нормативную структуру валового национального продукта.
Станкоинструментальная промышленность
Станкоинструментальная промышленность на основе новых робототизированных методов обработки и компоновки материалов, создающая новую национальную технологическую базу.
Энергетические индустрии
Энергетические индустрии, прежде всего, связанные с новым поколением атомных «быстрых» реакторов модульного сетевого типа.
Нефтеразвитие
Нефтеразвитие, т.е. выход на основе новых каталитических индустрий на передовую тонкую нефтегазохимию (каталитическая индустрия) и максимально полное самообеспечение сферы углеводородов по всему спектру машиностроительной продукции и оснастки, в том числе, организация суверенной шельфовой программы.
Отраслевые инфраструктуры
Образование перспективных отраслевых инфраструктур для обеспечения функционала ЖКХ, транспортных и телекоммуникационных сетей, предоставляющих молодёжи новое качество жизни – по сути, перспективные международные молодёжные города развития.
Новые индустрии призваны не только компенсировать и заместить доходы, выпавшие в связи с падением мировых цен на нефть, но и в ближайшие 10 лет как минимум удвоить ВВП страны.
— Сегодня мы слышим: «Средние цены «безубыточности» на сланцевую нефть, добываемую в США, упали в 2013 – 2016 гг. с 80 до 35 долл. за баррель. 35 долл. – и вы не в убытке. Падение за четыре года, в среднем, на 55%. В связи с этим, Яков Миркин предупреждает об острой опасности спекулятивного надувания рубля. У вас был круглый стол на эту тему: «Слабый рубль и его влияние на экономику и общество. Краткий, средний и долгосрочный прогноз». За какую именно стратегию высказалось большинство участников форума? Или, по-прежнему, были только рассуждения?
— Большинство участников высказалось за стратегию, разработанную Советом ТПП РФ по промышленному развитию, я уже её упоминал «Принципы стратегии экономического развития России до 2025 года». МЭФ высказался за форсированную индустриализацию и даже сверхиндустриализацию. За восстановление роли и значения промышленного труда на новом современном уровне.
— Давайте сейчас перейдем к подведению итогов Московского экономического форума.
— На итоговой сессии были представлены результаты работы круглых столов и общие выводы. И стало ясно, что за эти пять лет проведения МЭФ произошла консолидация разрозненных политических и научных сил, имеющих не просто альтернативное видение, не просто представляющих принципиально иное сообщество, чем, к примеру, то, что собирается на гайдаровских форумах – но и имеющих общую платформу развития страны.

Это новое созидательное сообщество, выступающее против деградации хозяйственно-промышленной жизни в любых её проявлениях.

— «Кризис в российских регионах: поиск новых решений старых проблем». Была найдена какая-то идея?
— Не то, чтобы новая идея, но было выявлена фундаментальная роль наших регионов в развитии страны.

Люди живут в регионах, люди живут на местах. И обескровливать финансово и кадрово наши муниципальные районы – преступно.

Наоборот, необходимо ликвидировать это многолетнее недофинансирование, дать серьёзные экономические возможности – в том числе, оставляя существенную часть налогов в регионах, а не отправляя их в обезличенной форме в центр.
— Для ПРОМФРОНТА особенно важна тема одной из конференций: «Стратегии формирования экономики знаний и инноваций в России». Каков главный вывод из этой дискуссии сделали вы?
— Экономика знаний и инноваций – эти высокие слова часто используются в спекулятивных целях. Поэтому здесь важно было дать технологическую основу для экономики знаний в России, не дать заболтать эти важные понятия и стратегические направления.

Старую экономику и хозяйственную систему не возродить. Поэтому главным принципом возрождения страны должно стать проектирование принципиально новых индустрий и национальной промышленной системы в целом.

Считаю, МЭФ в целом выполнил задачу «пристрелки» по всем этим вопросам – теперь надо закрепить итоги в повседневной работе.
Русское экономическое чудо
Доклад Юрия Крупнова на МЭФ-2016 .
Made on
Tilda