ТУРИСТЫ ПРИМЧАТСЯ. ЛЕТ ЧЕРЕЗ 100

Чем больше безработных, тем слаще мечты о туристах
Алексей Шутов
То и дело в промышленных регионах России возникают протесты против строительства заводов. Все чаще там звучат призывы отказаться от новых промышленных предприятий и развивать туризм. О механизмах «антипромышленных» протестов и о возможностях чуда превращения промышленности в туризм, а туризма в промышленность рассуждает Алексей Шутов, общественная инициатива «Промфронт».
УДАР ПОД ДЫХ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
Заводам не быть!
В последние 10 лет Россию периодически накрывают волны массовых протестов против строительства новых современных предприятий. Причем проекты заводов соответствуют строгим экологическим нормам и прошли всевозможные экологические экспертизы. Происходит это в промышленных городах, где достаточно высок уровень безработицы, но традиционно нелучшая экология.

У подобных протестов всегда есть организаторы, которые, как правило, где-то находят финансовые средства на выпуск различной агитационной продукции и оплату отдельных сотрудников, часто - приглашенных профессиональных политтехнологов.

Цели у организаторов могут быть разные, но традиционно это либо устранение конкурента, либо реализация чьих-то политических амбиций, либо банальное вымогательство. Бывает, все три цели сразу присутствуют в одной протестной кампании. Псевдоэкологическая «антипромышленная» волна выносит на политический берег совершенно доселе неизвестные фигуры, выталкивает на поверхность реликты - «реанимирует» действующего политика или бизнесмена.
Раз. И ты депутат горсовета. Два. И решил свои бизнес-проблемы. Три. Баллотируешься в мэры.
Созидательной деятельностью такого молниеносного эффекта достичь невозможно. А тут придумал сказку про «яд-завод», картинок поужасней в Интернете понадергал и давай страшилки запускать про рак и радиацию. Народ у нас доверчивый, собственным здоровьем опечаленный, нервный и недолюбленный, поэтому легко поддается на эти незатейливые манипуляции.

Организаторы-политики нацелены на карьеру во власти в том или ином виде. «Раскрутиться» через экологические протесты - самый малобюджетный и эффективный путь. А там уже от мощности прилива - можно и в губернаторы на гребне волны влететь, с такой-то популярностью у народонаселения.

В Советском Союзе, конечно, думали о сохранении окружающей среды, матушки-природы, но в приоритетах промышленных предприятий всегда был план выпуска продукции. План надо было выполнять, а слово «экология» тогда вообще не употреблялось.

Прошли годы. Некоторые производства, конечно, были модернизированы и соблюдают современные экологические нормы, но большинство «динозавров» работает по старинке. Во многих регионах эти предприятия градообразующие, поэтому закрытие их даже на несколько месяцев вызовет социальную катастрофу. Да и владельцы думают о прибыли, о чем им еще думать.

Так и пыхтят эти заводы-аксакалы по всей стране, практически не вызывая никаких серьезных протестов со стороны местных жителей…

«Свое не воняет, - объясняют они. С трубами сроднились, воздуха этого слаще нет. А чужого нам не надо. Высокотехнологичное, говорите, закрытого цикла? Не, а если вдруг авария? Люди зря говорить не будут. Да и не верим мы этим пришлым. Мы тут туризм развивать будем, к нам со всего мира попрут. И из Америки».
В ОЖИДАНИИ СЧАСТЬЯ
Грезы по туристам
Обитателям промышленных городов Бог дал жить на благословенной полезными ископаемыми территории, где есть возможность работать по профессии и содержать семью. А для развития туризма, кроме «сладких морковок», туристической привлекательности места, необходимы большие финансовые вложения, развитая инфраструктура, высоко профессиональные кадры. И время, много времени...

На быстрый успех от притока туристов рассчитывать явно не стоит. Они не торопятся с упоением протрястись по вашим дорогам, насладиться живописной ободранностью фасадов, испытать восторг от повсеместно злых голодных и похмельных лиц.

Щедрые пилигримы не скирдуют наличность, не рвутся послушать на скамейке в парке за рюмкой рассказ Толяна про то, что завод встал и жизнь закончилась. Что Толяну до пенсии оставалось три года, и он потомственный металлург.

Толстосумы-путешественники со всей планеты не мечтают пожить в гостиницах, пропахших химией «евроремонтов». Вкусить радость от общения с дикой природой-матушкой пустых консервных банок и пластиковых бутылок.

Что у вас такого сверхчудесного, чтобы туристы со всех континентов массово загорелись мечтой совершить вояж в ваш город, мгновенно обеспечив процветание всем его жителям ?
Вся наша необъятная страна с точки зрения туристической привлекательности - это огромный неотшлифованный алмаз. Но чтобы он превратился в бриллиант, заискрившись всеми гранями, необходимы налаженное производство, специальное оборудование, технологии, мастера-профессионалы. И время.

Что нужно, чтобы турист попер? Наверно, копать. Вам может повезти, и вы соберете целый комплект уникальных артефактов. Они убедительно будут доказывать, что здесь, у вас в городе, была и есть Гиперборея, а жемчужиной коллекции станет малахитовый айфон Чингисхана.

А вдруг и впрямь туристы заморские - шейхи арабские лет через 100 косяками потянутся на диковинки подивиться - а в городе больше никто не живет. Хотя дышится славно!

В России тысячи населенных пунктов, миллионы жителей которых мечтают, чтобы у них построили любое (!) современное высокотехнологичное производство. Там за попытку протестов против строительства можно просто огрести на улице от безработного работяги. Но сырьевой базы у них нет, инвесторам они не интересны. Поэтому там заводы закрываются.

При этом, зачастую, это города со многовековой историей, в том числе и промышленной, с большим количеством архитектурных жемчужин. Места эти связаны с великими историческими личностями и расположены относительно недалеко от Москвы.
Вот они вынуждены уповать только на развитие туризма. Но и у них уже не осталось иллюзий: одним туризмом стотысячный город не прокормить. Поэтому живет там мечта о новых производствах.

А завод, подобный красноярскому не реализованному из-за протестов проекту, по-прежнему «пыхтит» в природоохранной зоне Калифорнии. И никого это не беспокоит.

У русского человека веру в чудо, взлелеянную народными сказками, не выжечь напалмом. По себе знаю. Но, может, помечтаем о чем-нибудь другом? Не в одних туристах счастье. Да и не хватит его на всех.
ПРИГОВОРЕННЫЙ ЗАВОД
Краткая история одного протеста
2011 год. Красноярск, строительство завода ферросплавов, связанное с освоением крупнейшего в России месторождения марганца.
Основному поставщику марганца в Россию на тот момент (200 млн. долларов в год) украинскому магнату г-ну Коломойскому надо было устранить появляющегося конкурента, то есть остановить освоение Усинского месторождения. Для организации этого протеста в Красноярск прибыл украинский десант политтехнологов . И начались «страдания по яд-заводу».

В итоге: в 2012 году проект завода ферросплавов в Красноярске после массовых протестов населения был закрыт, освоение месторождения заморожено. Практически весь российский марганец по-прежнему импортируется. А без марганца нет высококлассной стали, не говоря уже о марганцовке.

Лидеры протеста благополучно стали депутатами горсовета, а двое и вовсе уехали на Украину к Коломойскому продолжать осваивать Никопольское месторождение, марганец с которого российские металлургические предприятия по-прежнему закупают в обход санкций.

В Красноярске растет количество безработных металлургов, выпускникам профильных вузов все сложнее найти работу по специальности.

Компания «Чек-Су», построившая к сентябрю 2011 года железнодорожную ветку, автомобильную дорогу в тайге, несколько мостов, заключившая честь по чести договор о намерениях по реализации проекта с Администрацией Красноярского края и имевшая все разрешительные документы и экспертизы, обанкротилась.

Стратегическое сырье для производства качественной российской стали по-прежнему только импортное.
Made on
Tilda