ПРОМФРОНТ
Три вопроса Захару Прилепину
Писатель о новых и старых заводах, индустриальных романах, идеалистичности русского человека и о своей новой книге «Семь жизней» — в материале «Промфронта».
Фото: Алексей Скоробогатько / www.zaharprilepin.ru
Представлять Захара Прилепина нет никакого смысла, но сам о себе он говорит так: «Я написал 14 книг, мои книги переведены на 22 языка, я Путина видел, я член Патриаршего совета по культуре, мои книги входят в университетскую и школьную программы в России».

В рамках мультипроекта в городах Центральной России Захар представил свою новую книгу «Семь жизней» и моноспектакль Владимира Деля и Михаила Сиворина «Ты че такой похнюпый?».

ПРОМФРОНТ задал Захару Прилепину три вопроса об индустриализации:
— Какие произведения из советской литературной классики можно назвать индустриальными? Мы один только «Котлован» Андрея Платонова сразу вспомнили.
— Леонид Леонов «Соть» — индустриальная вещь. «Время, вперёд!» у Катаева — индустриальный роман мощнейший.
— ВЦИОМ провел в феврале опрос об отношении россиян к новой индустриализации. Если обобщить, то большинство ответили: «Я за, только стройте заводы не в моем дворе». А если новый завод станут строить рядом с вашим домом, в соседнем дворе?
— Пускай заводы будут там, где они стояли в советские времена. У нас столько заброшенных заводов, предприятий и моногородков, что люди не огорчатся, если у них опять заработает там производство.
— Вы говорите о восстановлении, о реиндустриализации. А как без новых предприятий развиваться?
— Давайте в процессе общественного договора выберем, где нужно завод строить. У нас есть восемь тысяч вымерших деревень, где сидят последние жители, по полтора человека осталось, они не будут восставать, потому что это — жизнь, это — садики, это — библиотеки, это вообще просто жизнь — хлеб, молоко и всё остальное. Почему мы сразу представляем такую абстрактную ситуацию, что вот пасторальная деревня чудесная и там стоит такой страшный завод? У нас Россия — страна огромная, мы самая большая страна в мире, мы найдем, где построить заводы, чтобы людям было где работать.
Фото: Андрей Федченко / www.zaharprilepin.ru
Представляя в Липецке свою только что вышедшую книгу «Семь жизней», Захар Прилепин признался, что она для него — самая важная:

«Это художественная книжка, это книжка рассказов, и не надо ее ассоциировать с моей биографией. Хотя отчасти можно. Все мои книжки, так или иначе, отображают меня, даже если герой — не Захар. Там есть последние впечатления о моей жизни, я два года ездил на Донбасс, в Донецк, в Луганск. Очень много провел там времени и занимался самыми разными вещами. В книге есть и донбасские впечатления, жизненные, любовные, человеческие, античеловеческие.
“Книжка получилась так, что я сам ей удивился. Она больше, чем я сам. Это же самое важное качество в человеческой жизни, когда человек делает что-то больше, чем он сам, когда поступок преодолевает его жизненные возможности. Мне кажется, на самом деле, что я для этого и живу."
— Захар Прилепин
Я попытался эти тропки, семь жизней — их на самом деле не семь, а бесконечное количество — семь торопок этих я попытался определить. Как человек уходит в сторону, а куда он приходит, что с ним происходит, приходит ли он туда же, в ту же самую точку? Есть судьба. Она может расходится. У человека есть свобода выбора, а свобода выбора приводит в другую точку или в то же самое место?

Я не знаю ничего про другие народы, в мире тысячи народов, и они все замечательные, и сотни стран, и тоже все прекрасные, но мне кажется, что одно из главных качеств русского человека — когда русский человек преодолевает сам себя.

Мы все жадноваты, мы все любим, чтобы было хорошо, и чтобы не было плохо, мы все чего-то хотим от жизни, и чтобы нам за это ничего не было. Но я все равно в русском человеке вижу вот эту идеалистичность, что-то, что происходит и заставляет нас себя уважать. Не просто конкретный я, конкретный мой сосед, не просто мой дом и двор, а что-то такое происходит с нами, что преодолевает наши личностные возможности.

Мы за это себя любим и за это себя уважаем, это идеалистические понятия. Понятия правды. В личностной жизни мы их не используем, это неразменная монета, но то, что есть сверх нас, выше нас — это важно. Мне хотелось бы верить, что эти качества есть в русском народе, во всех народах, которые живут на территории России. Вот об этом книжка".
Светлана Никова
Специально для ПРОМФРОНТА
Made on
Tilda